Что делают российские музеи на карантине? Интервью с зам. директора по цифровому развитию ГМИИ имени Пушкина Владимиром Определеновым

Коронавирус привел человечество к небывалой ситуации: миллионы людей оказались в самоизоляции. Учреждения культуры по всему миру перешли в режим онлайн и запустили множество  виртуальных туров и увеличивали активность в соцсетях.

В России карантин был объявлен 17 марта. Готовы ли были российские музеи к этой экстремальной ситуации? C таким вопросом я обратилась к Владимиру Определенову – зам. директора по цифровому развитию Пушкинского музея в Москве.

Читатели блога знакомы с Владимиром по посту, опубликованному в 2017 году. В нем мы говорили о виртуальных экскурсиях, разработанных Пушкинским музеем еще задолго до эпидемии. В этот раз я попросила Владимира об интервью в самый разгар подготовки к карантину, когда у него оставались считанные минуты свободного времени. Тем не менее Владимир согласился на встречу и рассказал, что происходит в российских музеях прямо сейчас.

Видеоконференция с Владимиром Определеновым. Снимок сделан во время онлайн — экскурсии по Пушкинскому музею. Фото: Ирина Гревцова

Ирина Гревцова: Пушкинский музей готов к переходу в режим карантина? Каковы Ваши первые шаги?

Владимир Определенов: Первые шаги в разработке онлайн-продуктов и сервисов мы осуществили уже несколько лет назад. На нашем сайте доступна большая коллекция виртуальных туров по прошедшим выставкам и постоянной экспозиции музея.

Сейчас мы разрабатываем ряд специальных онлайн-проектов. Две недели назад, как только мы поняли, что будет объявлен карантин, мы сразу перешли в круглосуточный режим съемки музея. Были подготовлены виртуальные туры, записаны лекции и открыты онлайн-выставки в закрытом для посетителей музее.

В прошлую субботу мы запустили новый формат онлайн-экскурсий с использованием панорам, которые будут вести наши экскурсоводы в прямом эфире.

Также был запущен проект #НаединесПушкинским – ресурс, на котором будут публиковаться онлайн выставки и проходить лекции и экскурсии, пока музей будет закрыт. Мы собираемся запустить еще два-три проекта в этом жанре.

Спецпроект  Пушкинского музея #НаединесПушкинским . Фото: Ирина Гревцова

Помимо этого, мы готовим большой онлайн-гид по новой выставке Отдела графики. Выставка была записана в закрытом музее. Сейчас создаются ее 3D модель и виртуальные туры на базе фотографий. Когда будет опубликована виртуальная модель, по ней можно будет проводить экскурсии со всеми интерактивными возможностями. И конечно, во время карантина мы планируем запускать подкасты, а также непрерывно вести онлайн-вещание.

И.Г.: Во время нашей предыдущей беседы Вы упомянули, что для создания панорам Вы не пользовались платформой Google Arts and Culture, а разработали свою технологию. Почему? (Google Arts & Culture  – самый крупный бесплатный онлайн-портал, на котором размещены панорамы музеев со всего мира. Пометка И.Г.).

В.О.: Во-первых, виртуальные туры на Google Art and Culture хуже по качеству. Во-вторых, Google делает съемку один раз в какой-то определенный момент и в этом смысле это застывший проект.  У нас же временные выставки меняются постоянно, и мы сами их создаем и выкладываем. В тоже время загрузить свои панорамы на Google Arts & Culture возможности нет, что для нас стало огромным ограничением. Если бы мы могли загружать свои материалы, возможно, мы стали бы развивать эту площадку.

В России есть портал Культура.рф, на котором размещено огромное количество бесплатных культурных мероприятий, подкастов, культурных онлайн-трансляций и многое другое.

И.Г. – Какая организация произвела съемку российских музеев?

В.О. Большая часть музеев была отснята по заказу Министерства культуры Российской Федерации. В 2014-2016 гг. была запущена большая программа финансирования и подготовки виртуальных туров. Съемку провела компания museumplus.ru, которая разработала специальный движок для нашего музея. В 2017 году мы обучили штатных сотрудников музея, как фотографировать панорамы и работать с системой, и с тех пор все временные выставки мы делаем сами.  На официальном сайте Министерства культуры сейчас опубликовано более 400 виртуальных прогулок по самым разным памятникам, музеям, художественным галереям и архитектурным ансамблям страны.

Виртуальные туры на портале Культура. рф. Фото: Ирина Гревцова

И.Г.: Получается, в России музеи не используют Google Arts & Culture. Этот ресурс не очень популярен.

В.О.: Google Arts & Culture был заинтересован в привлечении крупнейших российских музеев. 4-5 лет назад в него вошли главные музеи страны. И сделали они это с использованием технологии Street View. Все остальные, в том числе малые музеи, Google особо не интересовали. Помимо этого, съемка производилась в авральном режиме: на работу с одним музеем выделалось всего 2-3 дня.

Мы готовы использовать эту технологию как альтернативу, но не как часть нашей экосистемы.  В Google Arts & Culture сложно найти ссылки на музеи, поэтому понятно, что, если мы отпустим наших посетителей туда, они, скорее всего, к нам уже не вернутся.

Но в целом, участвовать музеям в этот проекте обязательно нужно, хотя бы иметь там свою страницу, так как это позволяет повысить поисковую выдачу и индексацию. Также Google Arts & Culture иногда делает хорошие совместные проекты с музеями.

И.Г.: Российские порталы переведены на иностранные языки?

В.О.: Множество сайтов доступно на русском и английском языках. У нас нет возможности перевести наши ресурсы на все языки. Но, например, портал Пушкинского музея частично работает на восьми языках. Издание на любом ненациональном языке – это дополнительные затраты. Для перевода наших сайтов, как и любого другого веб-ресурса, можно обратиться к Google translator и произвести автоматический перевод.

И.Г.: В чем преимущество онлайн-режима?

В.О.: Очень высокая доступность. Человек из любой точки мира может подключиться в любой момент. Это возможность проведения мероприятий откуда угодно. В этом плане это несомненный плюс. Но есть и свои минусы. Люди могут привыкнуть к тому, что это удобно. Потребление онлайн-контента будет расти, и спустя какое-то время, когда музей уже будет открыт, мы будем вынуждены вести вещание онлайн в пустых залах.

И.Г.: Какие онлайн-стратегии (видео, подкасты, онлайн-выставки) оказываются наиболее эффективными?

В.О.: Эффективно то, что хорошо сделано и хорошо подается. Если людям понравилось и они в это поверили, они будут этим пользоваться. Качественный продукт всегда находит своего пользователя.

И.Г.: Вы уже давно работаете с онлайн-аудиторией. Каковы ее ожидания сейчас?

В.О.: Сегодня реальным ажиотажем пользуются онлайн-экскурсии с живым экскурсоводом.

И.Г.: Вы не могли бы рассказать поподробнее о таких экскурсиях.

В.О.: Экскурсия проводится в прямом эфире через веб-платформу по предварительной записи. На экскурсию могут записаться 30-40 человек. Экскурсовод ведет группу с использованием панорам музея, переключаясь на разные виды в любой последовательности. Благодаря этому у человека создается полное ощущение, что экскурсия проходит в пространстве музея.

И.Г.: То есть получается, в наш век в сложившейся ситуации, любой человек может открыть бесплатные онлайн-панорамы и провести экскурсию для своей аудитории?

В.О.: Безусловно. Эту технику мы хотим предложить всем музеям страны. В принципе, любой специалист, умеющий проводить экскурсии, может работать в онлайн-режиме. Об идее создания такого рода прогулок мы говорили и во время нашей прошлой беседы, однако реализовать эту задумку мы смогли только сейчас, в условиях карантина.

И.Г.: Все российские музеи готовы перейти в онлайн-режим?

В.О.: Затрудняюсь сказать о ситуации всех музеев России. В нашей стране музеи очень разные, и у всех разные возможности. Крупные музеи смогли быстро перестроиться и перейти в онлайн. Специалисты создали много программ и провели очень насыщенную работу.

И.Г.: Чему научит карантин музеи и аудиторию?

В.О.: Не знаю, посмотрим. По крайней мере, эта ситуация привьет людям цифровую грамотность и научит пользоваться конференц-связью и средствами онлайн-коммуникации.

И.Г.: И последний вопрос. Давайте помечтаем. Представим, что у вас есть все средства и нет никаких материальных ограничений. Какой проект с использованием технологий Вы бы реализовали во время карантина?

В.О.: Моё чёткое понимание на сегодняшний момент таково: технологий, способных сильно вовлекать публику, достаточно, но нет элементарных знаний и культуры, как ими пользоваться. Главное ограничение – нехватка грамотности у людей и их нежелание изучать что-то новое, помимо выполнения своих традиционных функций. Если бы люди серьезно подходили к использованию цифровых инструментов, то сейчас бы не было такого жуткого ажиотажа и технические службы не надрывались.

Поэтому мы вместе с коллегами запустили исследование по цифровым компетенциям сотрудников музеев в ICOM Russia. Главная цель проекта – выяснить, как сегодня сотрудники музеев применяют цифровые технологии, чтобы подготовить соответствующие обучающие программы.

По рекомендации Владимира я посетила вебинар «Организация лекционной и экскурсионной работы онлайн на основе виртуальных туров», в котором приняли участие более 350 российский коллег. Мы узнали, как создавать онлайн-экскурсии, не выходя из дома. Этот новый формат экскурсий, запущенный Пушкинским музеем всего несколько дней назад, особенно актуален в условиях карантина. Об этом ресурсе я расскажу отдельно.

Скриншот вебирана по организации экскурсионной работы онлайн на основе виртуальных туров. Фото: Ирина Гревцова

После спринт-интервью можно сделать вывод, что музеи России встретили карантин во всеоружии, подготовив сотни виртуальных туров, бесплатные обучающие вебинары, панорамные съёмки выставок и новые образоваетльные ресурсы. Карантин стал для музеев России своего рода трамплином для раскрытия новых возможностей.

Однако еще предстоит проделать много работы, чтобы подготовить сотрудников музеев и обучить их, как нужно использовать цифровые сервисы и инструменты.

Будем следить за событиями в России и радоваться за наших коллег, у которых, как выразился Владимир, «буквально всё кипит».

Благодарcтвенные слова

Хочу выразить  глубокую благодарность Владимиру за искреннюю и увлекательнуб беседу и за его большой энтузиазм и мотивацию в проведении видео-интервью.