10 интсайтов о будущем технологий в эпоху пост-COVID-19. Интервью с Кончей Рода

Конча Рода, эксперт в области новых технологий, руководитель Отдела инноваций и цифровой стратегии Национального художественного музея Каталонии до 2019 года, член жюри конкурса «Best of the Web Awards», спикер, автор многочисленных статей и лектор, в этом глубинном интервью поделится своими видением того, как культурный сектор трансформируется под влиянием цифровых технологий.

1. Культурные учреждения уже постепенно выходят из режима самоизоляции. Давайте подведем предварительный итог результатам их деятельности в онлайн-пространстве. Что дала самоизоляция музеям, чему они научились за это время?

Истинный смысл существования музеев не ограничивается лишь хранением и поддержанием коллекций. Музеям нужно, чтобы их знали, использовали, ходили в них, другими словами, смысл их существования в посетителях. Когда все пришлось закрыть, в течение нескольких месяцев единственной возможностью поддерживать связь с аудиторией было цифровое пространство. Никогда раньше цифровой сектор не занимал подобных доминирующих позиций в области культуры на мировом уровне. Во многих организациях во время пандемии цифровые технологии стали приоритетными , что будет способствовать значительному росту данного сектора и в эпоху пост-COVID.

Мы стали свидетелями невиданного роста виртуального пространства, когда двери, запертые в реальном мире, раскрылись в мире цифровом. Интернет и социальные сети, находившиеся ранее на вторых ролях, стали основным средством связи с публикой и ее вовлечения. Никто не был готов к столь внезапно наступившему главенству цифровых технологий. Это послужило для нас тревожным звоночком, так что теперь необходимо начать разрабатывать или переосмысливать действенную стратегию по созданию качественного цифрового контента.

Особенную значимость в свете последних событий приобрели два положения, которые мы уже долгое время отстаиваем. Во-первых, виртуальные посетители являются точно такими же посетителями музея. На протяжении нескольких месяцев они вообще были единственными. А во-вторых, цифровая деятельность должна играть ключевую роль во всем музее и не может находиться в ведении какого-то одного одела, не говоря уже об одном единственном человеке. За период самоизоляции стала очевидной важность совместной работы различных департаментов в рамках одного музея. Думаю, что оба этих концепта стали достаточно значимыми, чтобы остаться с нами и после окончания пандемии.

2. Повлияло ли вынужденное закрытие музеев на их взаимодействие с аудиторией в цифровой среде?

Пользователи стали по-другому воспринимать опыт посещения музея. Повысился уровень так называемой цифровой вовлеченности. Вероятно, пользователи улучшили свои цифровые навыки, вследствие чего они стали выдвигать более высокие требования к музеям.

Что касается самих музеев, они значительно увеличили свое взаимодействие с аудиторией, особенно в социальных сетях, и стали больше прислушиваться к потребностям пользователей в период самоизоляции. В будущем нужно будет создавать более качественные (и в большем количестве) возможности для вовлечения пользователей, совместной работы с ними, сотворчества.

Я также считаю, что музеи должны будут занять более активную позицию в отношении таких проблем современного общества, как социальное неравенство, расизм, равенство полов, цифровой барьер, вопросы здравоохранения.

3. Насколько хорошо, по Вашему мнению, музеи Каталонии подготовлены к ведению цифровой деятельности? Как они в общем и целом справились с этим периодом закрытых дверей?

Много усилий музеи направили на то, чтобы увеличить свое присутствие в цифровом пространстве, будь то применяя и преобразуя существующие материалы или же создавая новый контент.

Но в общем и целом наши музеи пока что не достигли цифровой зрелости. Вероятно, это объясняется совместным действием двух факторов: с одной стороны, нехватка ресурсов и цифровых навыков, а с другой – что чуть ли не более важно – отсутствие цифрового менталитета на всех уровнях огранизации деятельности музеев. Возможно, положение дел в отношении последнего пункта улучшится в результате пандемии. И, учитывая, что необходимость развития цифровых навыков среди представителей сектора стала еще более очевидной, мне хочется верить, что различные организации – может, и органы государственной власти – займутся разработкой программ по формированию цифровой грамотности для музеев и центров культурного наследия.

Само собой разумеется, что качественные услуги цифрового характера во время самоизоляции смогли предоставить те музеи, которые были лучше подготовлены для работы в онлайн-среде и имели в своем распоряжении больше хорошего контента.

Для ознакомления с конкретными предложениями музеев Каталонии рекомендую следующие статьи: Предложения музеев для интернет-среды (на каталанском языке) и Музеи Каталонии (не) закрывают свои двери из-за коронавируса (на каталанском языке).

4. Какие из запущенных музеями стратегий и инициатив вызывают наибольший интерес? Какие онлайн-форматы пользовались особенным успехом и почему?

Последние месяцы стали периодом цифрового взаимодействия в полном смысле этого выражения. Уже само по себе это взаимодействие превратилось в пользовательский опыт. Главным образом музеи сконцентрировали внимание на своих коллекциях. Удачными оказались такие инициативы, как качественные виртуальные туры, истории в Instagram, трансляции в режиме реального времени или лайф-стриминг бесед о произведениях искусства и интервью с хранителями музеев, деятелями искусства и сотрудниками образовательных учреждений; подкасты; доступные для скачивания образовательные материалы, раскраски; многочисленные кампании в социальных сетях с хэштегом #elmuseoencasa. Во время пандемии интерес пользователей всех возрастов привлекли также интерактивные проекты, например викторины или инициативы, призывавшие участников делиться различными историями из самоизоляции.

Это был звездный час таких более или менее известных до настоящего времени технологий, как Zoom, Google Meet, Microsoft Teams, GotoMeeting, Jitsi и т. д., использование которых во время карантина стало абсолютной необходимостью для проведения собраний, занятий, обсуждений и конференций.

Пожалуй, мы можем даже говорить о своего рода передозировке цифровыми услугами. Не все они были качественными… Но всех участников, без сомнения, объединяло общее желание быть рядом с пользователями и не терять с ними контакт.

5. Во время карантина специалисты музейного сектора провели целый ряд онлайн-встреч, собраний и вебинаров. Какие темы занимали центральное место на этих мероприятиях?

Да, действительно, в этот период было организовано множество встреч как местного, так и международного уровня. Часто они вращались вокруг необходимости (сейчас она уже стала совершенно очевидной) разработать цифровую стратегию, улучшить цифровые навыки и компетенции сотрудников, предложить аудитории новые способы доступа к культурному наследию, разнообразить имеющиеся форматы, использовать качественную сюжетную составляющую, другими словами, вокруг необходимости переосмыслить модель организации музеев с цифровой и социальной точек зрения.

В общем всех волнует вопрос, каким образом можно вновь привлечь физических посетителей и как решить проблему экономического ущерба, который музеи понесли в этом году. Кроме того, говорилось, что музеям необходимо играть более активную роль в социальной жизни населения, стремиться быть более важными и значимыми для общества, а также с большим вниманием относиться к интересам и потребностям местной аудитории. Например, благодаря отмене временных выставок у музеев появится возможность сконцентрироваться на своих основных составляющих: коллекциях и посетителях.

На этом новом этапе лишь усилится необходимость укрепить как внешние связи и контакты, так и внутреннюю сплоченность культурных учреждений. Вероятно, потребуется реорганизовать внутреннее устройство музеев и внедрить активное использование цифровых технологий на всех уровнях их структуры.

6. Какое будущее ждет цифровые онлайн-тенденции, адаптированные под требования карантина? Они останутся и после пандемии или исчезнут?

Не думаю, что они исчезнут. Совсем даже наоборот – они станут более выраженными. Чтобы понять, какие тенденции сохранятся, нужно руководствоваться критерием полезности. Так, поддерживать темп деятельности, необходимый в условиях карантина, возможно, уже не будет целесообразно, но уж точно увеличится предложение контента и онлайн-экспириенсов, благодаря которым музеи смогут поддерживать контакт с посетителями и пользователями.

Кроме того, в идеале необходимо будет пополнить штат сотрудников, снабдить музеи более развитыми техническими средствами, а также увеличить объем инвестиций в музейный сектор.

7. В развитие каких цифровых стратегий должны будут вкладываться музеи в будущем?

Думаю, в будущем ускорится процесс цифровой трансформации музеев и других культурных учреждений. Возникнет необходимость учитывать цифровую составляющую с самого начала работы над проектами, а не рассматривать ее просто как нечто второстепенное, о чем можно задуматься лишь в конце. Но это не значит, что при работе с цифровым пространством нужно делать то же самое, что и с аналоговыми средствами. Мы должны разработать новые подходы, новые методы и идеи, а на выходе получать новый результат. Однако, прежде чем приступить к производству нового контента, музеям необходимо основательно задуматься, что именно они хотят предложить посетителям, какие интерактивные пространства они хотят создать и на какую аудиторию они будут ориентироваться.

И раз мы обсуждаем перспективы на будущее, я отважусь высказать несколько пожеланий/предсказаний о том, какие меры по цифровому развитию примут музеи в период пост-COVID. Думаю, что они

— разнообразят цифровые форматы и способы рассказывания историй, перейдут к использованию иммерсивных технологий и трансмедийного повествования, а также разработают более привлекательные для аудитории и более интерактивные виртуальные экскурсии;

— приложат больше усилий для оцифровки коллекций и документов;

— с самого начала зададутся вопросом разработки онлайн-версий временных экспозиций и станут рассматривать их не просто как копии традиционных экспозиций, а как другой, независимый способ приобщиться к культурному наследию;

— откажутся от подхода к Интернету лишь как к средству информирования о мероприятиях музея; Интернет должен стать местом проведения этих самых мероприятий, ведь он представляет собой виртуальное пространство с огромным потенциалом для организации онлайн-событий, для творчества, обучения и – почему бы и нет – для развлечения; нужно превратить Интернет в пространство общения и взаимодействия с посетителями;

— лучше узнают своих пользователей, а также их различные интересы и мотивации; станут измерять успех проделанной работы по качеству предлагаемого контента, а не по его количеству;

— предоставят больше возможностей для вовлечения аудитории и сделают пользовательский контент (UGC) более видимым;

— уделят больше внимания деятельности в Сети и взаимодействию между различными музеями для работы над совместными цифровыми проектами;

— сделают рабочий график более гибким и введут возможность частичной удаленной занятости: меньше очных собраний и больше видеоконференций;

— займутся продвижением своих интересов, чтобы получить больше средств для развития цифрового сектора.;

В связи со всем этим (хотя и не только в отношении цифрового пространства) возникнет все более острая необходимость создания стратегии по работе с контентом. Другими словами, нужно будет разработать комплексный и координированный план по управлению контентом на различных сервисах и платформах, чтобы получить доступ к самым разным группам пользователей.

Не все можно будет осуществить сразу, а также не у всех музеев будет возможность это сделать, в особенности это касается небольших музеев. По этой причине каждому музею необходимо будет определить приоритетные задачи в зависимости от своих глобальных целей и распределить имеющиеся ресурсы, учитывая эффект масштаба. И, само собой, нужно будет упорно работать, чтобы не упустить momentum. Во время карантина цифровой сектор сыграл ключевую роль. Персонал музеев осознал его значимось, поэтому усиленное развитие деятельности в цифровом пространстве в одно и то же время представляет собой и уникальную возможность, и непростую задачу.

8. Какие технологии приобретут значимость в будущем?

Опасно строить догадки в отношении цифровых технологий: все так стремительно движется вперед, и, кроме того, нужно учитывать развитие моделей социального поведения. Логично предположить, что, пока будут действовать меры по социальной дистанции и ограничению физического контакта, в приоритете будет использование не сенсорных экранов или аудиогидов, а, скорее, мобильных устройств самих посетителей. Можно будет разместить в Сети материалы, доступные для скачивания, раскрыть потенциал таких технологий, как дополненная реальность, разработать качественные виртуальные туры, добавить в музейные экскурсии больше аудиовизуальных материалов и экспериментировать с иммерсивными пространствами.

Возможно, в контексте современной ситуации наступит звездный час датчиков жестов, которые могут использоваться для взаимодействия с посетителями. Однако у этого вопроса есть свои сложности, о чем и пишет автор одной чудесной статьи, опубликованной Цифровой лабораторией лондонского Музея науки: «Конец эпохи сенсорных экранов в музеях? Использование бесконтактных датчиков жестов».

В различных музеях некоторых стран уже используют роботов и искусственный интеллект, что дает отличные результаты. Однако в наши музеи такие развитые технологии придут еще не скоро.

Во время самоизоляции подтвердилось, что свободный доступ к контенту играет чрезвычайно важную роль для установления контакта с широкой аудиторией. Надеюсь, это поможет музеям сделать решительный шаг к принятию политики открытых данных без установления каких-либо ограничений, по аналогии с проектом openGLAM. Для этого потребуется провести основательную техническую работу по открытию данных посредством API, а также обеспечить функциональную совместимость данных и их удобное отображение.

Как бы то ни было, сложившая ситуация (при всей ее сложности и неопределенности) представляет собой отличный повод для внедрения инноваций, которые помогут открыть новые пути для установления связи между аудиторией и коллекциями музеев, и выведут музеи на центральные позиции в обществе.

9. По результатам исследований, потребление образовательного контента за время карантина выросло на 437%. Как Вы думаете, подтолкнет ли это музеи к созданию нового образовательного контента, например онлайн-курсов или мастер-классов?

Конечно, без всяких сомнений. Музеи уже начали его создавать. Было бы очень неплохо значительно увеличить количество образовательных материалов и создать платформу для онлайн-обучения, нацеленную не только на школьную или университетскую аудиторию. Знания можно сделать доступными для всех, предлагая пользователям курсы с различной продолжительностью, интенсивные программы обучения, МООКи и т. д.

10. Вы являетесь соруководителем образовательной программы по использованию цифровых стратегий, разработанной Открытым университетом Каталонии совместно с Национальным художественным музеем Каталонии. В этой связи какое будущее, по Вашему мнению, ждет сферу образования для специалистов музейного сектора? Приобретут ли большую значимость программы, связанные с ИКТ?

Я считаю, что необходимо значительно расширить предложение курсов и программ, направленных на развитие цифровых компетенций, и они должны ориентироваться не только на персонал, который непосредственно занимается созданием цифрового контента, но и на всех сотрудников музея. Мы живем в цифровом обществе, так что работники музеев тоже должны уметь обращаться с цифровыми технологиями.

Как раз в июне этого года был представлен доклад Цифровые таланты 2020, подготовленный в рамках проекта «Barcelona Digital Talent». В документе подчеркивается нехватка профессионалов, специализирующихся на цифровых технологиях, ведь на настоящий момент спрос в этой сфере гораздо выше предложения. Кроме того, отмечается проблема неравенства полов, которая пока что существует в ИКТ-секторе: лишь 26% должностей в нем занимают женщины. Поэтому на Ваш вопрос я могу ответить решительным «да». Программы, связанные с ИКТ, приобретут большую значимость в будущем.

И в завершение нашей беседы. Какой ценный урок музеи могут извлечь из пандемии? Как они смогут применить полученный опыт в будущем? И чему научились конкретно Вы, какие выводы сделали за время работы на карантине?

Думаю, все мы осознали собственную уязвимость, научились отличать главное от второстепенного, ценить отношения с другими людьми и … хорошее подключение к интернету.

Я лично пришла к следующему выводу: музеям пока что не хватает цифровой стратегии, компетенций использования технологий на всех уровнях организации и соответствующей подготовки.

И хотелось бы еще раз подчеркнуть, что речь идет не о соревновании реального и виртуального. Традиционный поход в музей и возможность напрямую любоваться произведениями искусства обладают уникальной значимостью, заменить их нельзя. Технологии же дают нам возможность по-другому пережить этот опыт, расширить наши познания и предоставить доступ к культурному наследию людям, которые, возможно, в сам музей никогда и не пойдут. Одним из последствий пандемии коронавируса станет ускорение процесса цифровизации, и мы должны суметь воспользоваться этой тенденцией, чтобы предложить аудитории уникальные и богатые содержанием экспириенсы, привлечь ее внимание и предоставить различные способы приобщения к культурному наследию. Так мы сможем стать более доступными, открытыми, интерактивными и социально значимыми.

Благодарственные слова

Искренне благодарна Конче за то, что она поделилась с читателями блога своим взглядом и, в особенности, ценю ее позитивное видение будущего развития технологий в контексте пандемии.